Эволюция источников торгового права

эволюция источников торгового права, государственный характер торгового права, эволюция торгового права, источники торгового права, государственный характер источников торгового права

На протяжении вот уже довольно длительного времени происходит процесс размывания традиционного понятия об источниках права.

Первоначально рядом с традиционными источниками права, восходящими к власти и суверенитету конкретного государства (авторитету его органов), а теперь — все чаще над ними и вместо них, становятся и находятся источники нетрадиционные, а именно — характеризующиеся ослабленной либо случайной генетической и функциональной связью с конкретным государством или даже полным отсутствием той и (или) другой связи.

Их полугосударственная или даже совсем негосударственная природа изменяет представление не только об источниках права, но и о праве в целом.

Право, еще недавно считавшееся продуктом исключительно государственного происхождения и применения, теперь оказывается возводимым не только к государству, но и к иным социальным силам, в том числе действующим вопреки государству.

По этой причине природу некоторых новых источников права можно было бы назвать даже антигосударственной, если бы этому термину не придавалось бы характерного экспрессивно-негативного оттенка, а присваивалось 6ы лишь чисто логическое значение.

Закрывать глаза на это обстоятельство, отрицая объективно уже состоявшееся включение в систему источников права негосударственных норм и актов, со ссылками на некую «определенную опасность» (то ли недостаточной содержательной однозначности, то ли чрезмерной регламентации, то ли произвола правоприменителей), нет, конечно, никаких причин.

Ведь если никакой «болезни», на самом деле нет, то сколько о ней ни говорить — хуже от этого никому не сделается.

Отрицание же или замалчивание болезни, действительно существующей, не способно привести ни к чему иному, кроме как к ее разрастанию, усугублению, переходу в метастазы.

Гораздо правильнее признать существование известного факта и, если это болезнь — то начать ее лечить, а если очередной виток развития — то принять во внимание и пользоваться этим.

На самом деле никакой болезни нет — просто категории права и его источников явили себя в очередной из многообразных форм своего внешнего выражения.

Эволюция источников торгового права

С тем, что понятие формы (и источника) права — это явление не только системное, но еще и многослойное, многогранное и многозначное, а также динамичное, постоянно развивающееся и совершенствующееся, не спорит никто.

Значит, не должны смущать те процессы эволюции и трансформации источников права, которые происходят прямо теперь, на наших глазах, равно как и те их еще недавно скрытые, незаметные стороны и грани, которые сейчас проявились и стали доступны нашему наблюдению.

То и другое надо изучать, а не отрицать просто потому, что раньше, дескать, ничего «этого» не изучалось. Естественно, ибо просто не было того, что изучать. А теперь появилось.

Весьма показателен и тот факт, что описанные процессы наблюдаются весьма ярко именно в сфере международного торгового права.

Факт этот отчасти объясняет их причины и природу.

Эволюция источников торгового права

Интернациональное содержание правового регулирования постепенно приходит в противоречие с его национальной формой.

Спросим себя: удобно ли регулировать международную торговлю с помощью национального законодательства?

Любой, хоть сколько-нибудь знакомый с этой сферой носитель непредвзятого мнения немедленно даст отрицательный ответ. Ведь национальное законодательство различно, а значит, принципиален вопрос, какое национальное законодательство, законодательство какого государства следует применять?

Как на него ответить? Только с помощью норм права международного частного или коллизионного.

Стало быть, национальное правовое регулирование международной торговли требует существования целого подразделения объективного права — не самого простого, между прочим, для усвоения и практического применения.

Коллизионное право тоже является правом национальным. Вопрос о том, коллизионное право какой страны применить, тоже не лишен известной актуальности.

Не случайно же предметом международной унификации сначала становится право коллизионное и лишь потом — материальное.

Национальная практика регулирования международной торговли требует от частных лиц и судов знания не только своего собственного, но также еще и всякого иностранного права, и практики его применения.

Это требование может быть выполнено лишь при условии, что внешние контрагенты каждого коммерсанта подчиняются всего двум-трем правопорядкам.

Но если контрагенты происходят из десятков различных стран — неужели нашему коммерсанту потребуется нанимать несколько десятков различных юридических консультантов — по одному для каждого национального правопорядка?

Нужно добавить еще и те проблемы, которые вызываются к жизни ее усложнением, расширением круга человеческих потребностей, а значит — увеличением разнообразия и дифференциации тех товаров, которые становятся объектами торговых оборотов.

На фоне тенденций к международному разделению труда и международной торгово-производственной кооперации эти обстоятельства неизбежно приводят к расширению географических границ товарных рынков едва ли не до размеров всего земного шара.

Мир становится все теснее и теснее. Международная торговля неоднократно и успешно сметала и продолжает сметать множественные препятствия на своем пути — от государственных, налоговых и таможенных границ до различий в валютах, языках, стандартах, формах документов и т.п.

Национальные формы права международной торговли — очередное препятствие, обреченное разделить судьбу многих других. Международная торговля просто-таки обязана его смести.

Так и происходит: по мере углубления экономических и социально-политических интеграционных процессов противоречие международного содержания международного торгового права его национальной форме — поначалу мало кем даже замечавшееся — постепенно начинает ощущаться как неудобство, затем — как стеснение, потихоньку обнажается, все громче и громче заявляет о себе, обретает остроту и, наконец, становится все менее и менее терпимым.

Сегодня — сообразно успехам процессов международной унификации и гармонизации коллизионного и материального права — все сильнее сокращается область, остающаяся вне такой унификации и гармонизации, а значит — и почва для сохранения описанного противоречия.

Нельзя не задаться вопросом: а не происходит ли каких-то подобных процессов и в национальном праве?

Нет ли и в нем каких-нибудь неудобств, борьба с которыми приводит сперва к перераспределению удельного веса тех или иных его источников, а затем и к отказу от характеристик права, порождающих эти неудобства?

А если есть, то не связаны ли эти процессы с теми, что составляют предмет рассмотрения нашей публикации — не вызваны ли они ими или, напротив, не являются ли их следствием?

И может ли вывод о разрыве необходимой связи права и государства в сфере международной торговли быть распространен и на право национальное?

Начатая тема будет продолжена в следующих публикациях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *