Конвенции в сфере интеллектуальной собственности

конвенции в сфере интеллектуальной собственности. интеллектуальная собственность, интеллектуальная эвикция, исключительные права

Объектами исключительных прав признаются произведения творчества, выраженные в объективной форме.

Наиболее устойчивой такого рода — объективной — формой является вещь или материальный носитель (предмет) — книги, брошюры, репродукции, фотографии, нотные записи, аудио- и видеозаписи на пленках, дисках, кассетах, произведения скульптуры, предметы, заключающие в себе (или даже целиком представляющие собой) изобретения, промышленные образцы, полезные модели или селекционные достижения.

Кроме того, практически любые предметы могут быть маркированы тем или иным охраняемым правом средством индивидуализации — чаще всего товарным знаком, знаком обслуживания, торговой маркой.

Все подобные предметы имеют двойственный правовой режим.

Очевидно, что с точки зрения своих физических юридически значимых свойств они — точно такие же вещи (объекты права собственности), как и любые другие.

Но в то же время они оказываются носителями еще и особенных идеальных ценностей — произведений, охраняемых тем или иным исключительным правом либо правом на средство индивидуализации.

Соответственно, принадлежность и оборот подобных предметов — назовем их экземплярами произведения — будут регулироваться нормами не только вещного и обязательственного права, но и нормами об исключительных правах на произведение, заключенное в соответствующие материальные предметы (вещи).

Так, если бы не исключительное авторское право, то с точки зрения товарооборота тираж книги (полностью или в части) был бы точно таким же товаром, как, скажем, партия энергетического угля или свежемороженой рыбы.

Ровно таким же товаром были бы партии аудио- и видеокассет или дисков с записями, скажем, художественных фильмов или популярных песен — но нет — тут наряду с исключительными авторскими правами вносят свою лепту в регулирование отношений еще и так называемые смежные права.

И так далее.

Понятно, что непосредственными объектами исключительных прав являются сами произведения, а не их материальные носители (экземпляры).

Но поскольку большинство тек действий с произведением, совершение которых является прерогативой обладателя исключительного на это произведение права, могут быть совершены лишь при условии фактического владения экземпляром соответствующего произведения, законодательные акты и международные договоры об охране исключительных прав вынуждены здорово поступаться своими принципами и устанавливать нормы, определяющие правовой режим охраняемых произведений через установление правового режима экземпляров таких произведении.

Таким образом, те коммерсанты, предметом бизнеса которых являются товары, представляющие собой экземпляры произведений-объектов тех или иных исключительных прав, должны — дабы иметь уверенность в незыблемости своего права собственности на такие товары и, значит, в своей возможности передать это право покупателю — озаботиться вопросом о законности происхождения (изготовления) соответствующих экземпляров произведений и их ввода в гражданский оборот.

Из общего курса гражданского права должно быть известно, что исключительные права имеют, по общему правилу, территориально ограниченное действие, то есть охраняются не всяким и каждым, а только строго определенным государством.

Заключение международных конвенций в этой области позволяет расширить границы такой охраны, но только для произведений не регистрируемых (уникальных) — то есть для объектов авторских и смежных прав.

Произведения — объекты прав патентных, а также средства индивидуализации охраняются, по общему правилу, только в тех странах, в которых соответствующие объекты запатентованы (зарегистрированы).

В связи с этим для сферы международной торговли обретает особую актуальность вопрос: как распределяется бремя соблюдения законодательств различных государств в области интеллектуальной собственности между продавцом и покупателем?

Положим, некто торгует изделиями, которые воплощают в себе изобретения, защищенные патентом страны-места нахождения покупателя.

Спрашивается: обязан ли продавец озаботиться санкцией патентообладателя на ввоз таких изделий в данную страну или же получение такой санкции составляет бремя покупателя?

Территориальный предел ответственности за интеллектуальную эвикцию

Вопрос об ответственности продавца за эвикцию (изъятие товара у покупателя) в пользу обладателей исключительных прав регулируется ст. 41-43 Венской конвенции.

Продавец обязан поставить товар свободным от любых прав или притязаний третьих лиц, которые основаны на промышленной собственности или другой интеллектуальной собственности, о которых в момент заключения договора продавец знал или не мог не знать, при условии, что такие права или притязания основаны на промышленной собственности или другой интеллектуальной собственности:

(а) по закону государства, где товар будет перепродаваться или иным образом использоваться, если в момент заключения договора стороны предполагали, что товар будет перепродаваться или иным образом использоваться в этом государстве; или

(б) в любом другом случае — по закону государства, в котором находится коммерческое предприятие покупателя.

конвенции в сфере интеллектуальной собственности. интеллектуальная собственность, интеллектуальная эвикция, исключительные права

Видно, что в основании предлагаемого Конвенцией решения лежит принцип знания продавца.

Продавец отвечает только за такую интеллектуальную эвикцию, о возможности которой по закону известного государства он знал (не мог не знать) в момент заключения договора.

Можно назвать это начало и принципом недобросовестности, ибо как же назвать продавца, который точно зная, что там, куда товар будет ввезен, сам его ввоз (не говоря уже о коммерческом использовании) без согласия третьего лица будет незаконным, несмотря ни на что товар все равно продал и в соответствующее место отправил, даже не намекнув покупателю на столь печальную перспективу?

Норма п. 2 ст. 42 Конвенции ставит естественное ограничение применению данного принципа.

Разумеется, он не должен работать в том случае, когда самое заключение такого договора стало возможным благодаря согласию покупателя на это, прямо ли выраженному или подразумеваемому.

Такое согласие означает принятие риска интеллектуальной эвикции покупателем на себя.

Соответственно, продавец не отвечает за интеллектуальную эвикцию, если:

(а) в момент заключения договора покупатель знал или не мог не знать о соответствующих правах или притязаниях; или

(б) такие права или притязания являются следствием соблюдения продавцом технических чертежей, проектов, формул или иных исходных данных, представленных покупателем (то есть следование продавца при изготовлении подлежащего передаче товара указаниям покупателя привело к изготовлению не просто товара, но партии экземпляров произведения-объекта исключительного права третьих лиц по законам страны — места нахождения коммерческого предприятия покупателя).

Точно так же покупатель теряет право привлекать продавца к ответственности за интеллектуальную эвикцию, если он — узнав о перспективе таковой — в разумный срок не уведомит продавца об этом (п. 1 ст. 43 Конвенции).

Универсальные ограничения товарооборота, направленные на обеспечение исключительных прав

Весь арсенал таких мер в общих чертах описан в так называемом Соглашении ТРИПС, то есть Соглашении по торговым аспектам интеллектуальной собственности.

Это — единственный международный договор универсального содержания, то есть в равной степени касающийся защиты и авторских, и смежных, и патентных прав, и даже прав на средства индивидуализации.

Данное Соглашение, будучи одним из документов ВТО (Приложение 1С к Соглашению об учреждении ВТО (Марракешскому соглашению) от 15 апреля 1994 г.), обладает всеми свойствами, общими для документов этого рода.

Общие требования к тем правомочиям (возможностям), которые могут быть предоставлены обладателю того или иного исключительного права для его защиты (в том числе в отношении контрафактных экземпляров объекта такого права), описаны в ст. 41 Соглашения ТРИПС.

Говоря более конкретно — возможности эти должны быть такими, чтобы правообладатель мог бы реализовать их в рамках гражданских судебных процедур (п. 1 ст. 42 Соглашения ТРИПС), то есть в исковом порядке.

Страны-участницы могут также предусмотреть круг возможностей, применимых еще и в порядке административном (ст. 49).

конвенции в сфере интеллектуальной собственности. интеллектуальная собственность, интеллектуальная эвикция, исключительные права

Все они должны позволять потерпевшему добиваться обязательных для исполнения судебных (административных) актов следующих типов:

  • о запрете на выпуск в обращение и импорт товаров, нарушающих исключительное право (п. 1 ст. 44) либо об уплате ему вознаграждения за подобное использование объекта его права (п. 2 ст. 44);
  • о полном возмещении убытков, причиненных выпуском в обращение и (или) импортом товаров, нарушающих его исключительное право (ст. 45);
  • об изъятии из обращения контрафактных товаров или (если это не будет противоречить конституционным требованиям страны-участницы Соглашения) — об уничтожении таких товаров (ст. 46, 59) без какой бы то ни было компенсации;
  • об изъятии из обращения материалов и орудии производства контрафактных товаров без какой-либо компенсации с тем, чтобы свести к минимуму риски новых нарушений (ст. 46);
  • об удалении незаконно проставленного товарного знака (ст. 46, 59);
  • о раскрытии информации о личностях всех тех, кто участвовал в производстве и обращении контрафактных товаров, а также о каналах их обращения (ст. 47).

Все эти меры могут быть применены лишь по итогам судебного (административного) разбирательства по вопросу, касающемуся нарушения исключительных прав.

Конкретный состав мер зависит от конкретной ситуации, то есть от характера правонарушения, от того, в какой степени те или другие меры защищают интересы потерпевшего, с одной стороны, и наступают на интересы третьих лиц, с другой.

Согласно п. 1 ст. 50 Соглашения ТРИПС судебные органы могут применить запрет выпуска в обращение и импорта контрафактных товаров как временную меру, направленную на пресечение или предотвращение нарушения права или увеличения ущерба, а также на сохранение и обеспечение доказательств правонарушения.

Такие меры действуют в течение срока, разумно необходимого для возбуждения судебного разбирательства по соответствующему нарушению.

Срок этот определяется соответствующим актом, но в любом случае не может быть большим, чем 20 рабочих или 31 календарный день, в зависимости от того, что длиннее (п. 4 ст. 50).

После того, как соответствующее разбирательство возбуждено, охрана интересов потерпевшего будет осуществляться с помощью мер, направленных на обеспечение иска.

Далее, страны-участницы Соглашения ТРИПС (страны-члены ВТО) обязаны предоставить обладателям исключительных прав возможность подать в компетентный административный или судебный орган письменное заявление о приостановлении таможенными органами выпуска в свободное обращение контрафактных импортируемых в страну товаров» (ст. 51).

Под контрафактными в данном случае понимаются ввозимые в страну товары, незаконно маркированные товарным знаком заявителя, а также товары, произведенные с нарушением принадлежащего ему авторского, смежного или патентного права.

Страны-участницы ТРИПС (ВТО) могут (по желанию) предоставлять возможность сделать такое заявление в отношении товаров, которые содержат в себе иные нарушения прав интеллектуальной собственности, а также — с целью приостановления выпуска в обращение контрафактных товаров, предназначенных для экспорта.

Срок действия таких мер не может превышать 10, в крайнем случае — 20 рабочих дней (ст. 55), после чего интересы заявителя защищаются путем принятия обеспечительных мер в рамках предъявленного им иска.

Для того чтобы правообладатель имел возможность реализовать описанные выше права и вообще имел возможность узнать о факте нарушения его исключительных прав, ст. 57 Соглашения ТРИПС требует наделения компетентных органов стран-участниц полномочиями предоставлять правообладателю достаточную возможность инспектирования любых товаров, задержанных таможенными органами, с целью обоснования его требований, а также информировать обладателя нарушенных исключительных прав об именах и адресах грузоотправителя, импортера и грузополучателя и о количестве контрафактных товаров.

В ближайших публикациях мы предметно рассмотрим конкретные примеры международных конвенций в сфере интеллектуальной собственности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *