Конвенция о международном частном праве 1928 г.

конвенция о международном частном праве, конвенция о международном частном праве 1928 г., гаванская конвенция о международном частном праве, конвенция о международном частном праве гавана 1928, кодекс бустаманте

Конвенция о международном частном праве, подписана в Гаване 20 февраля 1928 г., больше известна по наименованию своего знаменитого приложения — Кодекса международного частного права (кодекса Бустаманте) — акта исключительно коллизионного назначения и содержания.

Неофициальное название документа связано с именем инициатора принятия и одного из его разработчиков — кубинского юриста Антонио Санчеса де Бустаманте (1865-1951).

Конвенция и Кодекс вступили в силу 25 ноября 1928 г. и действуют до сих пор, объединяя 15 стран-участниц Латинской и Южной Америки (Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Гаити, Гондурас, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Куба, Никарагуа, Панама, Перу, Сальвадор, Чили, Эквадор).

Боливия, Коста-Рика, Сальвадор, Чили и Эквадор ратифицировали Конвенцию с оговоркой, что приложенный к ней Кодекс не применяется в случаях своего противоречия внутреннему (национальному) праву.

Кодекс Бустаманте представляет собой комплексный акт, своеобразное многоотраслевое уложение, регламентирующее коллизионные вопросы не только частного, но и публичного коллизионного права, включая уголовное и даже конституционное.

Он насчитывает 437 статей, сгруппированных в четыре книги:

  • международное гражданское право (ст. 9-231),
  • международное торговое право (ст. 232-295),
  • международное уголовное право (ст. 296-313) и
  • международный процесс (ст. 314-437), причем не только гражданский и торговый, но и уголовный.

Внутри себя книги разбиваются на разделы (части), последние же разбиваются на главы.

Первые восемь статей составляют отдельно поставленный вступительный раздел, ознакомление с которым необходимо для уяснения тех значений, в которых будут употребляться некоторые термины (в частности — личный закон и территориальный закон).

Основное внимание Кодекс уделяет международному гражданскому праву и международному процессу.

Последние применимы к спорам из любых договоров, в том числе и торговых.

Что же касается норм общегражданских, то нужно обратить внимание на то, что в силу ст. 244 Кодекса к торговым договорам применимы не только специальные правила его ст. 247-271, 285-294, но и общие нормы в отношении общегражданских договоров, установленные гл. II разд. IV кн. I (т.е. ст. 175-186).

конвенция о международном частном праве, конвенция о международном частном праве 1928 г., гаванская конвенция о международном частном праве, конвенция о международном частном праве гавана 1928, кодекс бустаманте

Соответственно, они тоже интересны нам для целей изучения торгового права.

Количество статей, посвященных международному торговому праву (63), наводит на мысль о вероятной близости их состава и содержания нормам только что рассмотренной Конвенции 1889 г.

Обращение к соответствующим нормам Кодекса подтверждает это предположение лишь отчасти.

Так, его ст. 186 устанавливает, что во всех вообще договорах и случаях, к которым не установлено специальных правил, «…будет прежде всего применяться личный закон, общий для Договаривающихся Сторон, а в отсутствие такого закона будет применяться закон места заключения договора».

Это положение дополняется ст. 240 и 245: первое — о подчинении территориальному закону вопросов формы договора, вторая — о действительности договоров, заключаемых путем обмена письмами только при выполнении требований личных законов всех их контрагентов.

Кроме того, личный закон имеет решающее значение для целей определения торговой правоспособности лиц (см. ст. 232, 233, 235-237).

Исключения определены нормами об отдельных видах торговых контрактов — об учреждении торгового товарищества (ст. 247), комиссии (ст. 255), наземной перевозки (ст. 259), страхования (ст. 261, 262), морской и воздушной ипотеки (ст. 278, 282), фрахтования (ст. 285) и бодмереи (ст. 287).

Итак, привязки к праву страны — места совершения действия (территориальному закону) и к праву страны — места домициля известного лица (личному закону) — сохранили, по крайней мере, характер общего правила.

Сделанные из него исключения касаются как раз тех самых договоров, которые в Конвенции Монтевидео 1889 г. подчинялись общему правилу!

Именно этим – то есть иным решением вопроса о праве, которому подчиняются договоры, занимающие центральное место в системе сделок международного торгового права — предопределился тот факт, что ключевые участники Конвенции 1889 г. — Аргентина, Парагвай и Уругвай — отказались от ратификации документа 1928 г. и до сих пор так и не изменили своего к нему отношения.

Конвенция о международном частном праве 1928 г.: 1 комментарий

  1. СПАСИБО!
    Добавила страницу в закладки. Очень иногда нужно иметь под рукой такую полезную информацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *