гаагская конвенция 1986 г., конвенция о праве применимом к договорам международной купли-продажи товаров, конвенция 1986 г. о договорах международной купли-продажи товаров, конвенция о праве применимом к договорам международной купли-продажи

Конвенция о праве, применимом к договорам купли-продажи товаров (1986 г.)

Вторую молодость и жизнь в Гаагскую конвенцию 1955 г. вдохнул факт принятия Венской конвенции 1980 г. о договоре международной купли-продажи товаров.

Не содержащая в себе коллизионных норм, Венская конвенция словно намекала: дополните меня ими, пожалуйста (а заодно и Конвенцию 1955 г. подновите)!

«Намек» был понят — 22 декабря 1986 г. в Гааге была подписана еще одна Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров.

Жизнь эта, однако, прервалась, даже не начавшись.

До сего времени Конвенция так и не вступила в силу. Ратифицировали ее только Аргентина, Мексика и Молдова, подписали Нидерланды, присоединились Словакия и Чехия.

Российская Федерация не участвует и даже не пыталась такое участие принять.

Эта судьба вдвойне удивительна не только потому, что Конвенция принималась под конкретную цель и фанфары Венской конвенции 1980 г., но и потому, что ее ключевые положения — привязка к закону, избранному сторонами, а в отсутствие такого выбора к закону страны продавца — были тождественны основным принципам Конвенции 1955 г.

Более того, они были пополнены новыми, прежде не признававшимися возможностями, расширяющими содержание принципа автономии воли сторон.

гаагская конвенция 1986 г., конвенция о праве применимом к договорам международной купли-продажи товаров, конвенция 1986 г. о договорах международной купли-продажи товаров, конвенция о праве применимом к договорам международной купли-продажи

Например, п. 1 ст. 7 предоставил возможность установления множественности коллизионных привязок, а ст. 9 — возможность избирать право даже в отношении сделок, заключенных на бирже и аукционе, если этого не запрещает закон страны-места нахождения биржи или места проведения аукциона).

Значит, причину неуспеха Конвенции 1986 г. надо искать в каких-то других ее отличиях.

Отличий этих довольно много, но какого-то одного — такого, которое было бы само по себе способно отвратить государства от Конвенции — среди них нет.

Скорее всего, каждую из стран отпугнуло что-то свое.

Среди наиболее вероятных кандидатов на роль подобных («пугающих») факторов — нормы:

  • п. 2 ст. 8 (расширяет число случаев применения привязки к праву страны места нахождения покупателя),
  • п. 3 ст. 8 (допускает возможность привязки к праву страны, с которой договор имеет наиболее тесную связь),
  • ст. 11 и 12 (расширяют круг вопросов, подчиняющихся применимому праву, причем с помощью открытого перечня) и
  • ст. 17 (позволяет суду применить императивные правила своего национального закона, в том числе противоречащие соответствующим положениям применимого права).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *