Межамериканская конвенция о международных контрактах

Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам, заключена в Мехико 17 марта 1994 г.

Конвенция действует с 15 декабря 1996 г. в отношениях всего лишь двух стран — Мексики и Венесуэлы.

Она также подписана, но не ратифицирована Боливией, Бразилией и Уругваем.

Последуют ли другие акты ратификации? Видимо, нет, а если и последуют — то нескоро.

Рассматриваемая Конвенция действительно резко выбивается из общего ряда других подобных — заключенных между странами Латинской и Южной Америки — документов.

межамериканская конвенция о праве применимом к международным контрактам, межамериканская конвенция, межамериканская конвенция о международных контрактах, межамериканская конвенция 1994 г., мехиканская межамериканская конвенция

Выбивается по многим позициям, главные из которых четыре:

[1] альтернативное и при том оставляющее обширный простор для судейского усмотрения определение международного характера договора («…договор, имеющий объективную связь более, чем с одним государством» — ч. 2 ст. 1);

[2] признание и использование в качестве общего правила привязки lex voluntis, то есть к закону, избранному сторонами, — того самого принципа автономии воли, который многие МЧП-сты очень хотели бы приурочить уже к Кодексу Бустаманте (ст. 7);

[3] признание юридической силы как за прямо выраженным, так и за подразумеваемым актом выбора, причем как к контракту полностью, так и в любой из его частей;

[4] применение — в случае, если соглашения о применимом праве не заключено или оно оказалось не имеющим силы — привязки к закону государства, с которым договор имеет наиболее тесную связь, то есть критерия, допускающего обширный простор для судейского усмотрения (ч.1 ст. 9).

Последнее, правда, смягчено содержащимися в ч. 2 той же статьи и ст. 10 предписаниями о необходимости учитывать общие принципы международного коммерческого права, признанные международными организациями, руководства, обычаи и принципы международного коммерческого права, а также общепринятые торговые обыкновения и практику.

Всех перечисленных особенностей оказалось предостаточно для того, чтобы даже государства, вроде бы как принявшие участие в разработке и даже подписании Конвенции, до сего дня – то есть вот уже более 20 лет — никак не решатся ее ратифицировать.

В нашей литературе наибольшее внимание данной Конвенции уделено Н.Г. Вилковой, которой принадлежит и единственный опубликованный русский перевод ее текста, а также в статье Ю.С. Лугининой в 5-м выпуске «Актуальных проблем гражданского права» (М., 2002. С. 390-421).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *