модельные законы унидруа, общие положения модельных законов унидруа, модельный закон о раскрытии информации для целей франчайзинга, модельный закон о лизинге, модельный закон унидруа о лизинге

Модельные законы УНИДРУА (общие сведения)

Модельных законов УНИДРУА, которые будут нам интересны, два.

Один из них касается вопросов раскрытия информации для целей франчайзинга, другой – регулирования отношений, возникающих по поводу лизинга.

Принятие обоих законом продиктовано стремлением разработчиков стереть различия, свойственные правовым системам развивающихся стран, в юридическом определении и регулировании обозначенных институтов.

Модельный закон о раскрытии информации

Model Franchise Disclosure Law, то есть Модельный закон о раскрытии информации для целей франчайзинга, принят в сентябре 2002 г.

Закон устанавливает обязанность одного из потенциальных или действительных контрагентов по договору коммерческой концессии или иной исключительной продажи товаров (договору франчайзинга или франшизы (franchise) — правообладателя (the franchisor — франчайзера) — перед другим потенциальным контрагентом такого договора — пользователем (the franchisee — франчайзи) — по письменному раскрытию информации о собственном бизнесе (торговом промысле) и определяет пределы ее исполнения.

Сама обязанность раскрытия информации и сроки ее исполнения (не позднее, чем за 14 дней до заключения договора франшизы или внесения по нему любых платежей + не позднее, чем за известное число дней до окончания каждого финансового года), устанавливается статьей 3 Модельного закона.

Содержательные пределы исполнения этой обязанности, то есть перечень видов информации, подлежащей раскрытию, описаны в статье 6 — самой внушительной статье, превышающей по объему все другие нормы Закона, вместе взятые, а потому здесь не пересказываемой и оставляемой на самостоятельное изучение наших читателей.

Исключения из общего правила очерчены в статье 5.

Правообладатель, который выполнил обязанность по раскрытию информации в целях франчайзинга, вправе потребовать от того, перед кем он ее выполнил, письменного подтверждения этого обстоятельства.

Правообладатель, который не выполнил эту обязанность или выполнил ее ненадлежащим образом (например, сообщил информацию, не соответствующую действительности), подвергается риску одностороннего отказа пользователя от договора и риску предъявления им иска о взыскании убытков, возникших у пользователя вследствие участия в договоре франшизы, заключенном или сохраненном без надлежащего информационного обеспечения.

Небольшими гарантиями интересов правообладателя являются срочные стеснения пользователя в деле осуществления этик своих прав — так, односторонний отказ пользователя от договора вступает в силу не ранее, чем через 30 дней после сообщения о нем правообладателю, а само существование этого права ограничено, по общему правилу, одним годом с момента нарушения правообладателем своей «информационной» обязанности.

Несколько дольше — в течение 3 лет — сохраняется право возмещения убытков.

Рассматриваемый Модельный закон направлен его разработчиками на то, чтобы по возможности минимизировать риски пользователей по договорам франчайзинга.

Решения о заключении таких договоров или об их дальнейшем сохранении (продолжении) —это решения о вложении собственных средств в «раскрутку» чужого промысла, то есть инвестиционные решения.

Как и всякие вообще инвестиционные решения (бизнес-планы), они должны быть экономически обоснованными.

Например, пользователи должны понимать, по крайней мере, сроки окупаемости средств, вложенных ими в бизнес правообладателя.

Для этого пользователи должны иметь возможность принимать инвестиционные решения на основе полной и всесторонней информации о торговом промысле правообладателя — лица, под чьим брендом (от чьего имени) им предстоит торговать, чьи товары на рынке им предстоит продвигать.

В ином случае инвестиции пользователей в бизнес правообладателей рискуют оказаться неэффективными и в конечном счете утраченными.

Средством предупреждения и предотвращения всех подобных ситуаций и назначен служить рассматриваемый Модельный закон.

Государства, которые унифицируют свое законодательство в соответствии с ним, обеспечат возможность прихода на свой внутренний рынок производителей наиболее конкурентоспособной продукции и торговцев-обладателей «мировых» брендов.

То и другое будет способствовать наполнению национальной экономики качественными товарами и услугами местного производства, реализуемыми под общеизвестными именами и марками, то есть обострять конкуренцию и улучшать меру охраны интересов потребителей.

Модельный закон о лизинге

Model Law on Leasing, то есть Модельный закон о лизинге от 13 ноября 2008 г. — акт, представляющий собой дальнейшее развитие Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28 мая 1988 г.

Он преследует целью помочь «развивающимся странам и государствам с переходной экономикой» оперативно, профессионально и максимально единообразно с развитыми странами «закрыть» пробел в нормативном регулировании лизинговых отношений.

Единообразие в этом вопросе позволит инвесторам из наиболее развитых стран осуществлять финансовые вливания в экономики стран развивающихся на знакомых (известных) и привычных для себя условиях, то есть будет стимулировать финансирование международного лизингового бизнеса в самых различных сферах.

Модельный закон о лизинге состоит из 24 статей, посвященных важнейшим вопросам лизингового права.

Центральным среди них является, конечно, вопрос о существе понятия финансового лизинга.

В Модельном законе он решается с помощью двух критериев:

  • предмета лизинга, которым (кстати, в отличие от Конвенции) может быть почти любое имущество, используемое в предпринимательской деятельности арендатора, кроме крупного авиационного оборудования, и
  • содержания операции, предполагающего соединение в одном лице качеств арендатора и бенефициара по договору купли-продажи предмета лизинга.

Именно такое соединение делает аренду лизингом, а арендатора превращает в лизингополучателя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *