общие положения принципов унидруа о договоре, принципы унидруа о договоре, положения принципов унидруа о договоре, нормы принципов унидруа о договоре, принципы унидруа 2010, правовая природа принципов унидруа

Общие положения Принципов УНИДРУА о договоре

Продолжая содержательный разговор об УНИДРУА и ее замечательных Принципах, сегодня мы рассмотрим общие положения Принципов УНИДРУА о договоре по следующей схеме:

  1. Свобода формы
  2. Способы заключения договора
  3. Акцепт на иных условиях
  4. Бланковый договор
  5. Преддоговорная ответственность
  6. Оговорка о поглощении
  7. Неожиданные условия
  8. Существенные изменения обстоятельств
  9. Недействительность договора
  10. Последствия недействительности договора
  11. Толкование договора

Каждый из представленных разделов включает концентрированные данные, позволяющие уяснить суть и правовую природу Принципов УНИДРУА применительно к договорным отношениям.

Свобода формы

Принципы УНИДРУА признают, вслед за обычным торговым правом и Венской конвенцией, принцип свободы формы и доказательств международного коммерческого договора, уведомлений и любых других действий.

Статья 1.2 Принципов указывает, что никаких требований о том, что договор, заявление или любое другое действие должны быть совершены или подтверждены в какой-либо особой форме», не устанавливается.

Существование соответствующего факта может быть доказано любым способом, включая свидетельские показания.

Статья 1.10 конкретизирует эти начала применительно к уведомлениям (заявлениям, требованиям, запросам и иным подобным сообщениям), то есть односторонним действиям.

Статья 3.1.2 еще раз повторяет это правило в следующем виде: «…договор заключается, изменяется или прекращается простым соглашением сторон без каких-либо дополнительных требований».

Очевидно, все эти предписания относятся не только к собственно существованию, но и к содержанию факта — условиям договора или уведомления.

Неважно, как они оформлены — важно, сможет ли заинтересованное (ссылающееся на них) лицо их доказать или нет.

Этот принцип разительно отличается от действующего ГК РФ, даже с учетом недавней отмены п. 3 его ст. 162 (про обязательную письменную форму внешнеэкономической сделки под страхом недействительности).

Способы заключения договора

Статья 2.1.1 в полном соответствии с реальным положением вещей напоминает о возможности заключения договора не только путем обмена офертой и акцептом, но и «…в результате поведения сторон, достаточно свидетельствующего о соглашении».

Очевидно, здесь не имеются в виду конклюдентные действия — ведь таковые считаются акцептом оферты (п. 3 ст. 2.1.6 Принципов) — что же тогда? Конечно, переговоры.

Подавляющее большинство договоров имеют именно переговорное, а не офертно-акцептное происхождение.

Переговорный же процесс — штука, которую всегда довольно трудно и не всегда возможно «разложить» на многочисленные пары «оферта — акцепт».

Больше того, вряд ли это вообще стоит делать, ибо офертно-акцептный подход, приложенный к переговорному процессу, даст нам не один единый «большой» договор, а множество «маленьких» — по одному на каждое, согласованное в переговорном процессе, условие.

Противоестественный характер этого взгляда свидетельствует о необходимости признать и отметить существование двух различных способов заключения договора, что Принципы и делают.

Акцепт на иных условиях

Акцепт на иных условиях не всегда является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту.

Это общее правило, но из него — как и в Венской конвенции — есть исключение: акцепт с изменениями или дополнениями несущественного характера является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит против этих расхождений.

Если же он этого не сделает, то условиями договора будут являться условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте.

Аналогичный режим сообщения предусмотрен и для случаев внесения изменений или дополнений в уже заключенный договор.

Бланковый договор

Или, иначе, договор с умышленно открытыми — подлежащими определению в будущем — условиями.

Исключительная особенность Принципов УНИДРУА, в своем общем виде неизвестная другим актам.

Умышленное оставление сторонами какого-либо условия открытым (несогласованным) в расчете (а) на его согласование в будущем путем переговоров или (b) на его определение третьим лицом, не является препятствием для возникновения договора.

Читать это надо так: «…договора соответствующей юридической природы».

Этот подход отличается от российского.

Если подписать договор купли-продажи, оговорив, что количество и ассортимент товара, подлежащего передаче, будут определяться позднее, в согласованных сторонами спецификациях, то по праву российскому это будет не более чем договор об условиях будущей купли-продажи, которая состоится не ранее подписания хотя бы одной спецификации.

Не будет подписано ни одной — так и договора купли-продажи не появится.

По Принципам же УНИДРУА это будет нормальный договор купли-продажи уже с момента его подписания.

Даже если впоследствии случится так, что ожидания сторон не оправдались (переговоры сторон не привели к согласию или же третье лицо не определило условие), этим все равно существование договора [данной юридической природы] не затрагивается, если имеется иное средство сделать это условие определенным, которое является разумным при существующих обстоятельствах, принимая во внимание намерения сторон.

С бланковым условием о предмете договора это правило, конечно, не сработает, но с иными — о цене, качестве, сроке и т.п. — запросто.

Преддоговорная ответственность

Принципы УНИДРУА закрепляют основания преддоговорной ответственности сторон. Их три:

(а) недобросовестное (то есть осуществляемое без намерения достичь соглашения) вступление в переговоры или их недобросовестное продолжение;

(b) недобросовестное прерывание переговоров;

(с) нарушение режима конфиденциальности информации, полученной от партнера по переговорам.

Мерой ответственности за нарушения (а) и (b) является возмещение убытков (потерь), понесенных другой стороной в расчете на заключение договора.

Что же касается нарушения (с), то сторона, потерпевшая от разглашения или использования ее конфиденциальной информации, вправе требовать компенсации, основанной на выгоде (то есть рассчитанной исходя из размера выгоды), полученной правонарушителем.

Ничего подобного в российском ГК пока, как известно, нет, хотя и проектируется.

Оговорка о поглощении

Согласно Принципам УНИДРУА, договор в письменной форме, содержащий оговорку о том, что договор полностью охватывает условия, согласованные сторонами, не может быть оспорен или дополнен представлением предшествующих заявлений или соглашений.

Однако такие заявления или соглашения могут быть использованы для толкования письменного договора.

Нечто, подобное заключительной части этой нормы, имеется и в нашем ГК (ч. 2 ст. 431), но общего понятия оговорки о поглощении ему неизвестно.

Это обстоятельство не мешает ее активному практическому применению: одним из заключительных условий большинства договоров с участием российских коммерсантов является положение о том, что вся предшествующая переписка с момента подписания договора теряет силу.

Неожиданные условия

Это — категория, относящаяся к институту договора присоединения, или договора на стандартных условиях.

Неожиданным считается условие договора, которое включено в число стандартных и имеет такой характер, что другая сторона не могла 6ы разумно его ожидать, принимая во внимание его содержание, формулировку и способ выражения.

Такие — неожиданные — условия не имеют силы в отношении стороны, присоединившейся х чужой стандартной проформе, если только они не были явно (прямо) приняты ею.

Сравнение этих предписаний с нормами п. 2 и 3 ст. 428 ГК РФ, содержащими сходные формулировки, не оставляет сомнения в том, что Принципы УНИДРУА предлагают гораздо более гибкий и эффективный подход к защите присоединяющейся стороны.

Наш Кодекс принимает во внимание только права и обязанности, создаваемые подобными условиями, то есть только их содержание, но совсем не учитывает ни их формулировки (а они обычно таковы, что в них сам черт не разберется), ни способ выражения (обычно — напечатание столь мелким шрифтом, что читать его можно только с помощью лупы).

Кроме того, ГК РФ существенно ограничивает возможности ссылки на неожиданные условия для контрагентов, занимающихся предпринимательской (в том числе и коммерческой) деятельностью, полагая, что таковые всегда имеют возможность выбора и всегда могут внимательно прочесть предлагаемый им проект договора (узнать о нестандартных условиях).

Принципы же УНИДРУА таких ограничений не устанавливают, да и установить не могут — они ведь на коммерческие договоры как раз и рассчитаны.

Существенное изменение обстоятельств

Этот институт именуется в Принципах затруднением (hardship) в исполнении обязательств, а потому рассматривается не в общих положениях о договоре, а в главе, посвященной исполнению обязательств.

В целом институт затруднений тождественен нашему существенному изменению обстоятельств (ст. 451 ГК РФ) с двумя следующими отличиями.

Во-первых, Принципы УНИДРУА исходят из предположения о том, что несмотря ни на какие затруднения, в том числе те, что делают исполнение обязательства невыгодным, должник все-таки обязан его исполнить, хотя бы и с учетом тек изменений, которые действительно могут быть продиктованы ситуацией.

Принципы считают, что затруднения — это основание в первую очередь для изменения договора.

Норма же п. 4 ст. 451 нашего ГК считает изменение случаем исключительным, а в качестве общего правила рассматривает его расторжение.

И во-вторых, статья 6.2.2 Принципов УНИДРУА дает несколько иную систему критериев «существенности» затруднений, чем п. 2 ст. 451 ГК РФ.

То, что у нас внесено подп. 1 п. 2 ст. 451 ГК РФ, в Принципах УНИДРУА разложено на два подпункта, в совокупности дающих более точное представление о том, какие условия имелись в виду.

Зато в Принципах нет аналога подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ, определяющего существенный характер ущерба, который грозит постичь сторону при исполнении ею обязательств в первоначальном виде.

Такого определения можно было бы и не давать, ибо оно уже имеется в абз. 2 п. 1 ст. 451 Кодекса.

Недействительность договора

В этой области Принципы УНИДРУА содержат особенно много положений, даже близко не знакомых нашему российскому законодательству.

Среди них — статья 3.1.3 о том, что первоначальная юридическая или фактическая невозможность исполнения (в том числе из-за отсутствия у стороны права распоряжаться соответствующим имуществом) не влияет на действительность договора — важна, следовательно, последующая невозможность, определяемая на момент исполнения договорного обязательства.

Ряд статей ограничивают право оспорить сделку, как совершенную под влиянием заблуждения, если сторона:

(a) впала в него по своей грубой неосторожности, либо

(b) приняла на себя риск такого заблуждения, либо

(c) этот риск (с учетом всех обстоятельств дела) должен быть возложен на нее, либо

(d) впоследствии одобрила сделку.

Предлагать произвести сравнение этик норм со ст. 178 ГК РФ (особенно с п. 4 и 5 ее новой редакции) как-то даже неудобно.

Еще более неприятный осадок оставляет сравнение Принципов УНИДРУА с соответствующими нормами ГК РФ о так называемых кабальных сделках, то есть тех, что содержат условия, создающие существенное преимущество для одной из сторон, если включение соответствующего положения в договор было обусловлено недобросовестным использованием такой стороной экономической зависимости, слабости или иных недостатков контрагента.

Совершенно особое место занимает норма Принципов, регулирующая особенности ситуаций, в которых неправомерное влияние при заключении сделки исходит не от другой стороны, а от третьих лиц — норма, аналога которой в нашем ГК просто нет.

Сюда же стоит добавить норму Принципов о возможности лица оспорить договор, заключенный от его имени представителем, действовавшим в ситуации конфликта интересов.

Еще недавно гипотеза ст. 179 ГК РФ предусматривала нечто подобное — недействительность сделки, заключенной под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

Теперь нет и этого.

Не оставляет никаких сомнений вопрос о6 источнике заимствования новой редакцией п. 2 и 5 ст. 166 ГК РФ правила об утрате права оспаривания недействительной сделки после ее подтверждения, хотя бы и косвенного, в виде ее, например, исполнения.

Источник этот — несомненно, статьи 3.2.9-3.2.13 Принципов УНИДРУА —нормы, не только констатирующие принцип, но и определяющие порядок и сроки его реализации.

Последствия недействительности договора

Об общем правиле — про двустороннюю реституцию, — сформулированном в статье 3.2.15 Принципов, много говорить не стоит: оно слишком хорошо известно и нашему ГК (ст. 167), и судебной практике.

Но вот о его органическом дополнении (ст. 3.2.16 Принципов) нельзя не сказать, ибо ничего подобного российскому праву неизвестно, известно никогда не было и (судя по тому, что данное положение пока не обсуждается даже на страницах юридической печати) еще какое-то время известно не будет.

Указанная статья Принципов обязывает к возмещению отрицательного договорного интереса — то есть к постановке в положение, в котором потерпевшая сторона находилась бы, если бы вообще не заключала договор — сторону, которая знала или должна была знать об основаниях оспаривания договора.

Воспользоваться правом на такую компенсацию потерпевшая сторона может независимо от того, оспорила ли она сделку или нет.

Нормы, дающие право на возмещение реального ущерба при недействительности сделок, известные Гражданскому кодексу Российской Федерации, имеют совершенно иное значение и содержание и обусловлены совсем другими причинами, нежели рассматриваемый Принцип УНИДРУА.

Толкование договора

По Принципам УНИДРУА договоры, заявления и иные действия сторон толкуются в соответствии с [1] общим намерением сторон, или [2] намерением стороны, совершившей действие, или [3] так, как его толковали бы в таких же обстоятельствах аналогичные сторонам разумные лица, да еще и с учетом всех обстоятельств, включая:

  • предшествующие переговоры и переписку,
  • практику своих деловых взаимоотношений,
  • поведение после заключения договора,
  • его существо и цель,
  • общепринятое значение условий и выражений,
  • обычаи.

Этот перечень правил толкования, составленных сквозь призму интересов сторон (с субъективной точки зрения), дополняется требованиями объективными о:

  • систематическом толковании, то есть толковании в рамках всего договора в целом и так, чтобы имели смысл все условия договора или их максимум;
  • толковании по правилу contra proferentem;
  • приоритете языка первоначально составленного текста договора.

Наконец, в деле толкования договора играет большую роль такое общее начало, как правило эстоппеля — то есть правило об обязанности последовательного («совместимого»), внутренне непротиворечивого поведения.

Многие из перечисленных здесь специальных норм — о6 учете намерений и предшествующего поведения сторон, а также о правиле contra proferentemпроизводны в конечном счете из этого начала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *