Отличия международного торгового от публичного и частного права

отличия международного торгового права от публичного права, отграничение международного торгового права от других отраслей, предмет международного торгового права, международное торговое и частное право, обособление международного торгового права

Сегодня мы получим ответ на следующий вопрос: нельзя ли изучить содержательные особенности международного конвенционного (трактатного, договорного) регулирования торговых отношений резидентов различных государств в курсе международного публичного права?

Теоретически можно, но на практике этого никогда не делается. В первую очередь — из-за качественных различий предмета изучения.

Каковы же отличия международного торгового права от международного публичного и частного права?

Предмет международного публичного права составляют отношения между государствами, их союзами (объединениями) и международными организациями как носителями известной части суверенитета государств-участниц (то есть публичные отношения).

Нас же интересуют отношения, складывающиеся в сфере международной торговли.

Такие отношения, даже если и складываются между субъектами международного публичного права — носителями суверенитета, по самому своему существу, содержанию и формам могут быть отношениями исключительно частными.

Даже когда друг с другом торгуют два государства, они делают это по правилам, установленным для частных лиц.

Вопрос о том, заключать или не заключать с тем или иным государством договор купли-продажи того или иного товара, может, конечно, составить предмет государственной политики и, соответственно, публичного права.

Но когда решение принято и договор заключен, отношения, складывающиеся в ходе его исполнения или в связи с нарушением, могут быть только отношениями частными.

Перед нами, стало быть, классическое предметное или (говоря языком логики) содержательное различие. Для наших целей этого достаточно: понятия различного содержания никак не могут соподчиняться друг другу.

Международное торговое и частное право

Но если международное торговое право — понимаемое (пока, в первом приближении) как право, унифицированное при помощи международных конвенций (трактатов, договоров, соглашений) право международной торговли — не может изучаться международным публичным правом, то, может быть, его следовало бы изучать в курсе международного частного права (МЧП)?

Обратившись к материалам учебников и курсов по соответствующей дисциплине, мы увидим парадоксальную вещь: зачастую именно так и происходит, хотя, судя по всему, происходить не должно.

То, что в современной российской доктрине МЧП (вслед за немецкой и французской) практически единогласно выделяются два метода регулирования — коллизионный и материально-правовой, — не отменяет того общеизвестного обстоятельства, что своим возникновением и обретением самостоятельности МЧП обязано только одному из них — коллизионному.

«Настоящее» международное частное право, МЧП в собственном (узком) смысле этого слова — это коллизионное право. Оно и только оно (именно так оно рассматривается в рамках англо-американской правовой традиции).

отличия международного торгового права от публичного права, отграничение международного торгового права от других отраслей, предмет международного торгового права, международное торговое и частное право, обособление международного торгового права

Нормы материального гражданского и торгового права, применяемые к отношениям в сфере международной торговли, продолжают оставаться нормами гражданского и торгового права соответствующего государства (не выбывают из их состава, образовывая какое-то особое промежуточное подразделение) даже тогда, когда они специально рассчитаны на регулирование отношений именно с участием иностранного элемента.

Ну а уж об их объединении (едином рассмотрении) с нормами коллизионными нечего и говорить: для этого существует не больше оснований, чем для объединения норм гражданского материального права с нормами права гражданского же, но процессуального, или же с нормами права хотя и материального, но административного — настолько различные отношения они регулируют.

Достаточно вспомнить, что единственным адресатом коллизионных норм является компетентный суд, в то время как нормы материального права регулируют, конечно, отношения с участием частных лиц.

Традицию объединения коллизионных норм с нормами материальными иногда объясняют тем, что без такого объединения все международные соглашения, унифицирующие частное право, останутся за рамками внимания МЧП.

Как будет выглядеть подразделение права, содержащее в своем наименовании эпитет «международное», без такого — собственно международного — элемента?

На это необходимо ответить в том смысле, что «международным» МЧП называется вовсе не оттого, что его источниками являются международные договоры.

Оно «международное» потому, что призвано создавать определенность в вопросе о праве, подлежащем применению к международным отношениям частных лиц, в частности к отношениям в сфере международной торговли.

Кроме того, неверно, что исключительно коллизионное содержание МЧП оставит за его рамками все международные конвенции — ничуть! Ведь кроме конвенций, унифицирующих материальное право, существует значительное число конвенций, направленных на унификацию коллизионных норм.

Таковы, например, Кодекс Бустаманте 20 февраля 1928 г., женевские вексельная и чековая коллизионные конвенции 7 июня 1930 и 19 марта 1931 г., а также многочисленные конвенции «о применимом праве» по различным вопросам.

Они и составят «международный» элемент МЧП в смысле межгосударственного происхождения части его источников.

Обособление международного торгового права

В завершение укажем на еще один непреложный факт, характеризующий обособление международного торгового права. Международные торговые отношения регламентируются отнюдь не одними только международными конвенциями.

отличия международного торгового права от публичного права, отграничение международного торгового права от других отраслей, предмет международного торгового права, международное торговое и частное право, обособление международного торгового права

Все большее и большее число самых разнообразных отношений этого рода сегодня подпадают под действие так называемых актов наднационального законодательства и актов частных неправительственных организаций.

Последние общепринятого названия еще не имеют. В нашей литературе их обычно называют актами «мягкого права» (русская калька с англ. soft law), актами частноправовой унификации (термин Н. Г. Вилковой) или актами субправа (термин С. В. Бахина).

Акты обоих этих категорий суть документы международные, но совершенно в ином смысле, чем «международны» международные договоры.

Взглянув же на историю правовой регламентации международных торговых отношений, мы без труда обнаружим, что изначально превалирующим ее источником был международный торговый обычай — источник, к государствам уж и вовсе отношения не имеющий.

Обычай — источник, в общем известный международному праву, но только публичному. Об обычаях в сфере МЧП известно чрезвычайно мало. Это — последний «гвоздь» в крышку гроба всех концепций, пытающихся «влить» международное торговое право в тот или иной отдел права международного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *