панамериканское коллизионное право, что такое панамериканское коллизионное право, источники панамериканского коллизионного права, панамериканское конфликтное право, источники панамериканского конфликтного права

Панамериканское коллизионное право

Прилагательное «панамериканский» обозначает нечто, относящееся в равной степени к странам Южной и Латинской Америки.

Источники панамериканского коллизионного права нам частью уже знакомы:

Есть еще три панамериканские конфликтные конвенции, а именно — две, подписанные в Панаме 30 января 1975 г. и вступившие в силу уже через год — 9 января 1976 г.:

(1) о конфликтах законов, касающихся переводных векселей, простых векселей и счетов-фактур (участники — Аргентина, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Мексика, Панама, Парагвай, Перу, Сальвадор, Уругвай, Чили, Эквадор), и

(2) о конфликтах чековых законов (участники — Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Панама, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили, Эквадор), а также

(3) одноименную с последней Конвенцию (о конфликтах чековых законов), подписанную 8 мая 1979 г. в Монтевидео (участники — Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили, Эквадор) и вступившую в силу с 14 июня 1980 r.

Источники панамериканского коллизионного права

Отличительной чертой всех международных соглашений —источников панамериканского конфликтного права оборотных документов — является безусловное господство территориальной коллизионной привязки (в ее многочисленных видах).

Привязка к личному закону — закону страны — места домициля плательщика по векселю — встречается буквально единственный раз в ст. 27 Договора 1889 r.: им предлагается регулировать отношения вексельного покрытия, то есть отношения трассата (плательщика) с трассантом (лицом, выставившим на него переводной вексель).

Сохранилась она также (в виде привязки к закону страны-домициля ответчика) для целей определения компетентного суда по вексельным спорам (ст. 34 Договора 1889 г., ст. 35 Договора 1940 г. и ст. 8 Вексельной конвенции).

Но это и все. Даже способность обязываться по векселям и чекам определяется законом страны места принятия лицом соответствующего обязательства.

Если в соответствии с этим законом вопрос о правоспособности определенного лица решается в отрицательном смысле, то соответствующее лицо не вправе ссылаться на это обстоятельство на территориях иных стран, если их законы признают принятое им обязательство действительным.

Личный закон всегда остается на территории страны, его издавшей, — он никогда не «переезжает» вместе с лицом границы.

панамериканское коллизионное право, что такое панамериканское коллизионное право, источники панамериканского коллизионного права, панамериканское конфликтное право, источники панамериканского конфликтного права
Фото 1. Для Южной и Центральной Америки характерно наличие панамериканских международных соглашений

Никто не может привезти с собой и за границу свой личный закон.

В остальном работает привязка к закону территории (места) совершения соответствующего действия.

В соответствии с избранным по этому правилу законом должны решаться, в частности, вопросы о форме вексельных и чековых обязательств, а также об их содержании — то есть о последствиях принятия на себя соответствующих обязательств.

В общей форме (обо всех обязательствах) это постановление встречается только в ст. 3 Вексельной и ст. 3 Чековой конвенции 1979 г.

Другие акты решают этот вопрос в постановлениях о6 отдельных видах таких обязательств, в том числе — об обязательствах трассанта, акцептанта, индоссантов и акцептанта-посредника.

Договор 1940 г., Вексельная и Чековая (1979 г.) конвенции содержат правило о том, что недействительность каких-либо предшествующих вексельных обязательств не уничтожает действительности последующих, причем (в отличие от Женевских конвенций) исключить применение этого правила с помощью оговорки невозможно.

Если из текста документа невозможно установить, в каком месте было принято то или иное обязательство, то оно обсуждается по закону страны места платежа, а если и оно не будет указано — то по закону страны места составления документа.

Несколько иначе решен вопрос о праве, применимом к обязательствам авалистов: по ст. 31 Договора 1889 г. подлежит применению право, применяющееся к обеспеченному авалем обязательству, а по ст. 268 Кодекса Бустаманте — право страны, на территории которой аваль был дан.

Конвенция 1940 г. ответа на этот вопрос не дает.

Что же касается Вексельной и Чековой конвенций 1979 г., то он должен быть решен так же, как и по Кодексу Бустаманте.

Привязка к закону территории (места) совершения соответствующего действия в ряде случаев получает дополнительную конкретизацию, а именно — преобразуется в привязку к закону страны места платежа.

Так происходит для целей определения требований к тем действиям, которые подлежат совершению по месту платежа, в первую очередь — к действиям и условиям совершения платежа.

Таковы особенности источников панамериканского коллизионного права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *