последствия нарушения договорных обязательств, нарушение договорных обязательств, последствия нарушения договорных обязательств согласно принципам унидруа, нарушение договорных обязательств согласно принципа унидруа

Последствия нарушения договорных обязательств

Английский текст Принципов УНИДРУА (как, впрочем, и всех иных актов частноправовой унификации) использует термин «non-performance», буквально переводящийся как «неисполнение» (обязательства).

В российском правоведении наряду с неисполнением принято выделять также ненадлежащее исполнение, которое по-английски, видимо, следовало бы обозначить как «undue performance» или «defective performance».

Последний термин в оригинальном тексте Принципов обнаруживается лишь однажды — в статье 7.1.1, но и то только для того, чтобы указать, что пресловутое ненадлежащее исполнение (включая просрочку) не подвергается самостоятельному регулированию, а подчиняется общим правилам о неисполнении.

Изучение содержания норм гл. 7 данного документа показывает, что под «non-performance» ими понимается не только то, что у нас назвали бы неисполнением, но и то, что с нашей точки зрения следовало бы назвать ненадлежащим исполнением.

Сказанное означает, что «non-performance» следует переводить не буквально (неисполнение), а в соответствии с тем смыслом, который оно несет — «нарушение» (обязательства).

Тем не менее, как и в случае с представительством, которое на самом деле не представительство, а агентирование, терминология здесь также вполне устоялась и, более того, стала не просто общепризнанной, но и единственной.

Менять ее, соответственно, мы не будем, хотя она не вполне точна.

Вина и риск кредитора

Сторона не может ссылать на неисполнение, допущенное другой стороной, в той мере, в какой такое неисполнение было вызвано действием или упущением первой стороны либо иным событием, в отношении которого первая сторона несет риск.

Схожая норма есть и у нас в статье 404 ГК, но только схожая — ею перекрывается только часть цитированной статьи Принципов — та, что относится к кредиторским действиям или упущениям.

Ничего подобного институту кредиторского риска, имеющего то же значение, что и кредиторская вина, в нашем Кодексе не описывается.

Кроме того, наша статья 404 ГК говорит об учете вины кредитора только в одном случае — при предъявлении им к должнику требования о возмещении убытков.

Принципы же УНИДРУА позволяют неисправному должнику апеллировать к вине и риску кредитора во всех случаях неисполнения, независимо от содержания предъявленного ему кредитором требования.

Право на исправление

Право на исправление, относящееся ко всем видам купли-продажи (а не только к поставке, как у нас), впервые было установлено статьями 48 и 49 Венской конвенции.

Теперь же оно, воплотившись в статью 7.1.4 Принципов УНИДРУА, получило и вовсе универсальное значение — стало относиться к обязательствам изо всех международных коммерческих договоров.

Общий смысл института сводится к праву должника, нарушившего обязательство, выступить с инициативой исправления допущенного нарушения, которую кредитор не может отвергнуть.

последствия нарушения договорных обязательств, нарушение договорных обязательств, последствия нарушения договорных обязательств согласно принципам унидруа, нарушение договорных обязательств согласно принципа унидруа

На время исправления приостанавливается осуществление прав кредитора, несовместимых с исправлением.

Например, кредитор явно не может требовать замены некачественного товара в то время, пока должник пользуется правом на исправление путем устранения обнаружившихся в товаре недостатков.

Выступать с инициативой исправления допустимо лишь в том случае, когда исправление совместимо с обстоятельствами дела (то есть является принципиально возможным) и потерпевшая сторона не имеет законного интереса отказаться от принятия исправленного исполнения.

Для этого должнику необходимо уведомить кредитора о предлагаемом способе и времени исправления без неоправданной задержки, после чего осуществить исправление немедленно.

Такое исправление осуществляется должником всецело за свои счет, на его страх и риск, а также под его ответственность (в том числе и тогда, когда кредитор прямо согласился ожидать предложенного исправления или даже сам склонил должника к таковому).

Оно не умаляет прав потерпевшего, осуществление которых совместимо с действиями по исправлению, например, права на возмещение убытков за уже состоявшуюся просрочку исполнения, на приостановление исполнения своих обязательств в ожидании исправления, а также за любой ущерб, причиненный или не предотвращенный в результате исправления.

Оговорка об исключении или ограничении ответственности

Условия ее допустимости и действительности, определенные Принципами УНИДРУА, существенно отличаются от тех, что предусмотрены нашим Гражданским кодексом.

Если у нас ничтожно лишь соглашение об освобождении от ответственности, заключенное заранее, и лишь при условии, что оно касается ответственности за умышленное нарушение, Принципы УНИДРУА считают определяющим совсем другой момент — ничтожно любое соглашение (любая оговорка, любое договорное условие), ограничивающее или исключающее договорную ответственность таким образом, что ее использование привело бы к явной несправедливости, принимая во внимание цель договора.

При всей неопределенности этого критерия в нем заложен куда больший потенциал, чем в наших «заранее» и «умышленно», прежде всего потому, что его применение способно — даже при самом безобидном, на первый взгляд, нарушении — обеспечить не только возмездие нарушителю, но и восстановить интересы потерпевшей стороны.

Форс-мажор

Положения Принципов УНИДРУА о форс-мажоре — обстоятельствах непреодолимой силы — и его юридическом значении в целом совпадают с п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Заслуживает внимания лишь норма, уточняющая, что хотя действия обстоятельств непреодолимой силы, вызвавшие нарушение обязательства, и освобождают нарушителя от ответственности (дают право на отсрочку), они не влияют на права потерпевшей стороны, не связанные с привлечением нарушителя к гражданско-правовой ответственности, а направлены исключительно на обеспечение собственных интересов, в том числе — право прекратить договор, приостановить исполнение либо требовать уплаты процентов годовых, если речь идет о нарушении денежного обязательства (в том числе обязательства денежного возмещения убытков).

Нарушитель обязан платить проценты даже в том случае, когда он освобождается от ответственности.

Последнее особенно важно, поскольку проценты по ст. 395 нашего ГК хотя и объясняются с экономической точки зрения как плата за пользование фактически оказанным кредитом, но с юридической точки зрения продолжают считаться мерой гражданско-правовой ответственности.

Коль скоро форс-мажор освобождает от таковой, то и проценты по ст. 395 ГК РФ за нарушение, вызванное форс-мажором, нарушитель платить не обязан.

Получается вывод, прямо противоположный предписанию Принципов УНИДРУА.

Исполнение обязательства в натуре

По Принципам УНИДРУА такое право безусловно только тогда, когда речь идет о денежном обязательстве — в нем всегда можно потребовать исполнения, то есть платежа.

В иных случаях исполнение в натуре может быть потребовано, но лишь как общее правило, допускающее пять исключений. Исполнения в натуре нельзя потребовать, если оно:

  • невозможно;
  • будет неразумно обременительным или дорогостоящим;
  • может быть получено из другого источника;
  • носит исключительно личный характер;
  • сторона, имеющая право на исполнение, не потребует его в разумный срок после того, как она узнала или должна была узнать о неисполнении.

У нас же от исполнения в натуре можно освободиться лишь в одном случае совсем иного рода — при возмещении убытков и уплате неустойки в случае неисполнения.

Никаких иных ограничений требования об исполнении в натуре нашему законодательству неизвестно.

Существенное нарушение договора и его последствия

Как и наш Кодекс (п. 2 ст. 450), Принципы УНИДРУА из всех случаев нарушений договорных обязательств особо выделяют нарушения существенное.

Обращает на себя внимание весьма разветвленная система критериев определения «существенности», чрезвычайно резко отличающаяся на фоне весьма кратких предписаний отечественного права.

Среди этих критериев не только существенное лишение потерпевшей стороны того, на что она была вправе рассчитывать при исполнении договора (как у нас), но и объективный взгляд на вещи (насколько принципиальным является строгое исполнение обязательства с точки зрения существа договора), и оценка с точки зрения влияния такого нарушения на будущие отношения сторон, и с точки зрения обременительности исполнения для нарушителя и даже умышленный или неосторожный характер нарушения.

последствия нарушения договорных обязательств, нарушение договорных обязательств, последствия нарушения договорных обязательств согласно принципам унидруа, нарушение договорных обязательств согласно принципа унидруа

И частные лица, и суд имеют конкретное руководство, указывающее направление, в котором следует рассуждать, оценивая то или иное нарушение договора на предмет его существенности.

Последствия существенного нарушения в общем те же, что и по нашему законодательству: тот, кто потерпел от существенного нарушения, получает право на односторонний отказ от договора в уведомительном порядке и право на возмещение убытков за неисполнение.

Из относящихся к этой области институтов, неизвестных нашему праву, нужно отметить так называемое предвидимое существенное нарушение: не обязательно ждать, когда нарушение состоится — достаточно, чтобы стала ясной его неизбежность — и уже в этом случае сторона получает право на односторонний отказ от договора.

Такое решение хотя и несколько ослабляет положение обязанной стороны, но существенно укрепляет положение добросовестного кредитора, позволяя ему предупредить возникновение или увеличение собственных убытков.

Несколько отличаются от наших и последствия прекращения договора односторонним отказом от него — в договоре с разовым и длящимся неделимым исполнением они имеют не только перспективную, но и ретроспективную силу, то есть позволяют каждой стороне не только отказаться от исполнения обязательств в будущем, но и потребовать всего, уже переданного по договору, при условии одновременного возврата всего полученного.

У нас же односторонний отказ от договора ретроспективных последствий, как правило, не имеет — они должны быть предусмотрены договором.

Убытки и их возмещение (компенсация)

Как и у нас, возмещение убытков является универсальным средством правовой защиты на случай любого нарушения (независимо от того, является ли оно существенным) любого договорного обязательства (уплатить деньги, передать вещь, выполнить работу и т.д.).

Из числа отсутствующих в нашем законодательстве положений обращают на себя внимания, в частности, следующие предписания по «убыточной» тематике:

  • об исчислении размера убытков с зачетом любых выгод потерпевшего, возникших из того, что он избежал расходов или ущерба;
  • о достаточности доказывания размера убытков лишь с разумной степенью достоверности, включая утрату благоприятного шанса, или даже по усмотрению суда;
  • о возмещении только прямых — предвидимых в момент нарушения, — но не косвенных убытков;
  • об определении убытков как разницы между договорной и текущей (рыночной) ценой, причем не только конкретных (понесенных в результате совершения заменяющей сделки), но и абстрактных убытков;
  • о праве потерпевшего на возмещение расходов по предотвращению или уменьшению размера причиненных ему убытков;
  • о праве потерпевшего взыскать вместо убытков согласованную сумму за нарушение обязательства — нашу неустойку.

Проценты за пользование чужими денежными средствами

Проценты за пользование чужими денежными средствами отличаются от наших процентов по статье 395 ГК РФ тем, что подлежат взысканию в любом случае за самый факт просрочки исполнения денежного обязательства, в том числе и тогда, когда налицо основания для освобождения нарушителя от ответственности.

У нас проценты требовать нельзя, если имеются основания для освобождения должника от ответственности.

Затем требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами рассматривается как частный случай требования о взыскании убытков, лишь особенным образом подсчитанных.

У нас проценты трактуются не как способ исчисления убытков, а как самостоятельная мера гражданско-правовой ответственности.

Согласно Принципам УНИДРУА для целей расчета процентов следует использовать среднюю банковскую ставку по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующую в отношении валюты платежа в месте платежа.

Две другие альтернативы, установленные на случаи, если такую ставку определить не удастся, относятся к местам (государствам), в которых действует ставка, но не меняют существа ставки — ею в любом случае должна оставаться реально применяемая ставка по банковским краткосрочным кредитным операциям — ставка, по которой зарабатывают банки, дающие кредиты.

У нас же подлежит применению учетная ставка банковского процента, которую судебная практика отождествляет со ставкой рефинансирования, устанавливаемой телеграммами Банка России, —ставкой, по которой банки платят за кредиты, получаемые ими в Банке России.

Принципы УНИДРУА допускают начисление процентов на сумму денежного возмещения убытков.

Это предписание входит в коренное противоречие с нашей судебной и арбитражной практикой, видящей в подобном взыскании применение двух мер ответственности за одно и то же правонарушение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *