последствия нарушения договорных обязательств в принципах сентрал, встречная вина в принципах сентрал, форс-мажор в принципах сентрал, исполнение обязательства в натуре в принципах сентрал, убытки и их возмещение в принципах сентрал

Последствия нарушения договорных обязательств в Принципах СЕНТРАЛ

Общие замечания. Определению последствий нарушения договорных обязательств, которое так же как в Принципах УНИДРУА и Ландо обозначается словом «неисполнение» (nonperformance), посвящены в основном две главы Принципов СЕНТРАЛ.

Одна глава — шестая, называющаяся «Неисполнение» и регулирующая право на односторонний отказ от договора, одно из условий его реализации, обстоятельства непреодолимой силы, неустойку и предвидимые нарушения).

Другая (по нумерации – седьмая) — «Убытки», трактующая, однако, не только об убытках, но и о некоторых других охранительных мерах, которые кредитор мог бы применить для защиты своих интересов.

В качестве таких мер могут быть использованы компенсация несправедливого обогащения и приостановление (задержание) исполнения.

Составители Принципов СЕНТРАЛ считают средством защиты от нарушения договорных обязательств расторжение договора в случае существенного изменения обстоятельств.

Но такое изменение может и не повлечь за собой нарушения обязательств, поэтому рассматривать его здесь нелогично.

Встречная вина в Принципах СЕНТРАЛ

В отличие от Принципов Ландо, связывающих институт кредиторской вины с довольно узкой сферой применения, Принципы СЕНТРАЛ, напротив, считают его одним из универсальных, ключевых положений всего международного частного коммерческого права.

Тот, кто понес убытки или другой ущерб, не вправе предъявлять требований, вытекающих из этого обстоятельства, если он согласился на действие, которое должно было привести к таким убыткам или ущербу — постановляет названная статья, не связывая ни убытки, ни другой ущерб с одним только нарушением обязательства.

Касается она любых убытков и любого ущерба, как договорного (обязательственного), так и внедоговорного (деликтного), закрепляя гораздо более широкий по области применения институт — не вина кредитора, а встречная вина вообще (в целом).

Эта широта компенсируется относительной узостью той формы вины, которую предлагается принимать в расчет, — ею может быть только умысел (потерпевший должен прямо согласиться на причинение ему убытков).

Также и о кредиторском риске больше речи нет — только о вине.

Форс-мажор в Принципах СЕНТРАЛ

В определении существа и юридического значения обстоятельств непреодолимой силы Принципы СЕНТРАЛ почти ничем не отличаются от Принципов Ландо и Принципов УНИДРУА.

«Почти» — за вычетом подп. (iv) п. (b), согласно которому не может ссылаться на форс-мажорный характер обстоятельства нарушитель, который прямо или косвенно принял на себя риск возникновения такого рода обстоятельства.

Принципы УНИДРУА и Ландо такой возможности тоже не исключают, хотя прямо о ней и не упоминают.

Но настоящей — и наиболее значительной — новацией Принципов СЕНТРАЛ в обсуждаемом вопросе является перечень тех обстоятельств, которые предполагаются (если стороны не договорились прямо или косвенно об ином) форс-мажорными.

последствия нарушения договорных обязательств в принципах сентрал, встречная вина в принципах сентрал, форс-мажор в принципах сентрал, исполнение обязательства в натуре в принципах сентрал, убытки и их возмещение в принципах сентрал
Фото 1. Перечень форс-мажорных обстоятельств, учитываемых в договорных отношениях, Принципами СЕНТРАЛ обозначается, но не ограничивается

В этот перечень входят:

[1] война, объявленная или нет, гражданская война или любой другой вооруженный конфликт, военное или невоенное вмешательство третьего государства или государств, акты терроризма или серьезных угроз террористических нападений, диверсий или пиратства, забастовки или бойкота, акты правительств или любые другие акты власти, как законные, так и незаконные, блокады, осады или санкции, или

[2] аварии, пожары, взрывы, эпидемии, или

[3] стихийные бедствия, в том числе такие, как буря, циклон, ураган, землетрясение, оползень, наводнение, засуха и так далее, или

[4] иное аналогичное событие.

Перечень этот не является исчерпывающим, но будучи достаточно подробным, он четко и ясно ориентирует суды в деле поиска обстоятельств непреодолимой силы в трех определенных направлениях:

  • социально-государственном,
  • техногенном и случайном и
  • природно-стихийном.

Нарушение обязанности нотификации об обстоятельстве непреодолимой силы обязывает сторону-нарушителя к ответственности за убытки, причиненные нарушением обязательства, то есть по сути лишает ее права ссылаться на обстоятельство непреодолимой силы.

Нотификация об обстоятельстве непреодолимой силы приостанавливает течение давности, каковая не может истечь ранее одного года со дня прекращения действия обстоятельства непреодолимой силы.

Нормы, которая была бы подобна последней, вообще нигде больше нет.

Что же касается последствий упущения нотификации, то к ним относятся убытки, вызванные самим только этим упущением, но не нарушением обязательства в целом.

Исполнение обязательства в натуре в Принципах СЕНТРАЛ

Существенное нарушение и его последствия. Принципам СЕНТРАЛ этого института неизвестно.

Существенное нарушение обязательства (в том числе предвидимое) дает право на:

  • расторжение договора,
  • возврат всего, переданного по нему (при условии возврата всего полученного) и на
  • возмещение убытков от нарушения.

Если договором установлен фиксированный платеж на случай неисполнения, то есть неустойка — может быть применена эта самая неустойка, а по денежным обязательствам — могут быть взысканы проценты.

Универсальным средством защиты кредиторских интересов является институт несправедливого обогащения за чужой счет, а также право на приостановление (задержание) встречного исполнения.

Все. Других средств защиты — в том числе понуждения к исполнению обязательства в натуре или особых гарантий исполнения — не находим.

Необходимым условием сохранения и реализации права на расторжение договора по мотиву его существенного нарушения является своевременная нотификация (уведомление) о таковом.

Право расторгнуть договор реализуется путем направления уведомления другой стороне.

Если исполнение было предложено с просрочкой или иным образом не соответствует условиям договора, потерпевшая сторона утратит право расторгнуть договор, если не известит другую сторону о своих претензиях в разумный срок после того, как узнает или должна будет узнать о нарушении.

В этих нормах не было бы ничего особенного — сами по себе они вполне соответствуют Принципам УНИДРУА и Ландо — если бы не то их развитие, которое они получили в ст. VI.2 Принципов СЕНТРАЛ — об уведомлении, которое покупатель должен направить продавцу, обнаружив недостатки товаров.

Аналога этих правил нет в ранее разобранных нами актах. Речь идет о следующих нововведениях:

(1) утрата покупателем, не известившим продавца о недостатках товара в разумный срок, права ссылаться на них;

(2) указание на начальный момент течения разумного срока —передачу товаров или после того, как покупатель узнал или мог бы узнать о недостатках (в зависимости от того, какой срок наступит позднее);

(3) установление предельной продолжительности срока для направления такого уведомления — два года с момента передачи товаров, либо истечение иного — более длительного — срока (срока годности или службы товара);

(4) отсутствие у покупателя необходимости в извещении, если у него имеются основания полагать, что недопоставка будет восполнена;

(5) лишение продавца права ссылаться на отсутствие уведомления о таких недостатках, о которых он (продавец) знал или мог знать, но о которых он не сообщил покупателю.

Убытки и их возмещение по Принципам СЕНТРАЛ

Основные положения гл. VII Принципов СЕНТРАЛ по вопросу о возмещении убытков вполне традиционны.

Они соответствуют не только нормам иных актов международной частноправовой унификации, но и принципам, закрепленным в ГК РФ.

Возмещению подлежат любые убытки, причиненные нарушением договорного обязательства, включая реальный ущерб и упущенную выгоду, как уже реально понесенные, так и будущие, если такие убытки могли быть предвидимы нарушителем в момент нарушения, в размере, достоверно установленном либо оцененном судом или арбитражем и достаточном для постановки потерпевшего в такое положение, в котором он находился бы, если бы договор был исполнен.

Коротко говоря — возмещается прямой положительный договорный интерес, причем как конкретный, так и абстрактный.

Некоторые нормы заслуживают внимания в смысле их формулировок.

Так, например, п. (а) ст. VII.3.2, рассказывая о методах подсчета убытков в размере ценовых разниц, квалифицирует как конкретные, так и абстрактные убытки, рассчитанные этим способом, в качестве упущенной выгоды.

Пункт (b) той же статьи вновь возвращается к принципу зачета тек расходов и того ущерба, который потерпевшему удалось избегнуть из-за нарушения обязательства, но зачета не абы с чем, а только с суммой упущенной выгоды.

Статья VII.4 прибавляет сюда правило, согласно которому любые убытки — то есть как реальный ущерб, так и упущенная выгода — могут быть уменьшены еще и на ту сумму, на которую потерпевший мог бы их уменьшить, приняв разумные на этот счет меры.

Совершенно особую, нигде более не встречающуюся норму, предлагает нам ст. VII.5 Принципов СЕНТРАЛ — норму, устанавливающую принцип ответственности за убытки от юридических консультаций.

Согласно положениям этой статьи тот, кто предоставил юридическое заключение по делу в соответствии с соглашением другой стороне, которая, разумно считая это заключение истинным, понесла убытки, не выполнив своих обязательств или не совершив других финансовых распоряжений, обязан такие убытки возместить.

Главное условие ответственности по ст. VII.5 коренится не в содержании юридического заключения, а в отношении к нему со стороны заказчика: он должен (а) разумно считать заключение истинным и (b) полагаясь на него — воздержаться от должных либо необходимых действий.

Соответственно:

(а) чем более профессиональным юристом подготовлено или, напротив, менее искушенным заказчиком заказано заключение — тем выше вероятность разумного восприятия такого заключения как истинного (и, соответственно, больше шансов привлечения к ответственности);

(b) консультант ни при каких условиях не отвечает за убытки от положительных (активных) действий, совершенных заказчиком во исполнение рекомендаций заключения, — только за убытки от упущений (воздержания) заказчика от действий.

В этой части сохраняется и «работает», как видим, еще римский принцип, в соответствии с которым никто не отвечает за данный им совет, поскольку решение о том, следовать ли совету, принимает все-таки не он, а тот, кому этот совет дан.

На нем, стало быть, и все риски, сопряженные с принятием такого совета к руководству.

Проценты за пользование чужими денежными средствами

Предписания Принципов СЕНТРАЛ на сей счет минимальны (ст. VII.6 и, видимо, VII.7), а потому не во всем понятны.

Да, проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат взысканию за факт и все время просрочки исполнения денежного обязательства по ставке, определенной на основе преобладающих ставок банков по краткосрочным кредитам, предоставляемыми заемщикам-коммерсантам, в валюте платежа и в месте платежа.

Но это и все.

При каких условиях проценты подлежат взысканию? как они соотносятся с убытками? можно ли их начислить на сумму убытков? если они могут быть начислены как сложные проценты — то как часто они могут присоединяться к основной сумме долга? — как минимум, эти вопросы оставлены Принципами СЕНТРАЛ без разъяснения.

Право на исправление. Норм о праве нарушившей стороны на исправление допущенного нарушения Принципы СЕНТРАЛ не содержат.

Оговорка об исключении или ограничении ответственности. Норм об оговорках и соглашениях, исключающих либо ограничивающих договорную ответственность, Принципы СЕНТРАЛ не содержат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *