представительство при заключении договоров, представительство при заключении договоров по принципам ландо, представительство по принципам ландо, заключение договоров по принципам ландо

Представительство при заключении договоров по Принципам Ландо

Подобно Принципам УНИДРУА Принципы Ландо включают в представительство (агентирование) случаи представительства в собственном смысле этого слова, то есть действий, совершаемых представителем и не только по чужому поручению, в чужом интересе и за чужой счет, но и от чужого же имени (имени представляемого).

В это же понятие включаются и случаи, которые следует назвать скорее посредничеством, чем представительством, то есть действия посредника от собственного и имени, но по чужому поручению, в чужом интересе и за чужой счет.

Определяется это не в дефиниции представительства (как делают Принципы УНИДРУА), а в специальной статье.

Каждому виду представительства присваивается свое особое наименование: представительство называется представительством прямым, а посредничество — представительством косвенным.

В отличие от Принципов УНИДРУА, предлагающих единую регламентацию для обоих видов представительства, Принципы Ландо дают регламентацию быть раскрыта позднее, но не раскрывает личности представляемого в ответ на просьбу третьего лица в разумный срок.

Принципы Ландо рассматривают только одну небольшую разновидность скрытого представительства в смысле Принципов УНИДРУА. А как же со всеми остальными случаями?

Очень просто: они подчиняются нормам о косвенном представительстве.

Общее правило о правовых последствиях — скрытое представительство не обязывает представляемого — одинаково и в тех, и в других Принципах.

Второе отличие состоит в следующем.

Принципы Ландо не содержат нормы о праве третьего лица, заключившего договор с псевдособственником предприятия, требовать с его действительного собственника, если таковой будет обнаружен.

Псевдопредставительство и передоверие

Касательно псевдопредставительства (действий от чужого имени за пределами или без полномочий) основные положения Принципов УНИДРУА и Ландо, совпадают.

Действия псевдопредставителя обязывают только его самого, если только представляемый в последующем не одобрит эти действия.

Возникающие при этом у третьего лица убытки падают на того, кто виноват в их возникновении. Не исключается и случай, когда такие убытки могут остаться и «висеть» на третьем лице, — случаи, когда оно знало или должно было знать об отсутствии полномочий.

Принципы Ландо снова демонстрирует нам полное единство с идеями, заложенными в Принципах УНИДРУА, во всем что касается института передоверия.

В лучших традициях английского права справедливости наличие у представителя возможности передоверить исполнение данного ему поручения подразумевается в отношении тех действий, совершения которых от представителя нельзя было бы разумно ожидать.

Несколько более развернуто выглядит «хвостик» нормы, объясняющий, что на представителя, действующего в порядке передоверия, в полной мере распространяются все положения разд. 2 гл. 3, то есть представитель в порядке передоверия работает по правилам о прямом представительстве, причем он рассматривается как представитель основного представляемого (принципала), а не передоверившего представителя.

Срок действия полномочий

Этому — а точнее, более широкому вопросу (об основаниях прекращения представительства) —посвящена ст. 3:209 Принципов Ландо — значительно более подробная, чем соответствующая ей ст. 2.2.10 Принципов УНИДРУА.

Теперь полномочия представителя прекращаются по мере получения третьим лицом сведений не только о самом таком прекращении, но и об иных обстоятельствах, которые сами по себе хотя и прямо не указывают на прекращение полномочий, но подразумевают его.

К числу таких обстоятельств относятся:

(1) совершение действий, на которые или истечение срока, на который были предоставлены данные полномочия, то есть исчерпание полномочий;

(2) несостоятельность, смерть или недееспособность представителя;

(3) несостоятельность представляемого.

Интересно, что о прекращении полномочий третье лицо должно быть уведомлено таким же образом, каким изначально было сообщено или объявлено о предоставлении полномочий.

Вопрос же о том, каким образом третье лицо узнает о любом другом из указанных выше обстоятельств, юридического значения не имеет.

Обнаруживается небольшая специфика и в содержании Принципов Ландо: по обеим нормам представитель — несмотря на наступление оснований для прекращения его полномочий — сохраняет полномочия на совершение таких действий, которые необходимы для предотвращения ущерба интересами представляемого (принципата).

Отличия состоят в следующем. Принципы Ландо:

(а) ограничивают существование таких полномочии разумным сроком (а Принципы УНИДРУА — нет);

(b) формулируют предмет таких и полномочий несколько шире, а именно — как действия, которые необходимы для защиты интересов представляемого» (защита же может заключаться не только в предотвращении ущерба);

(с) допускают действия в защиту не только самого представителя, но и его правопреемников (Принципы УНИДРУА — опять-таки, нет).

Косвенное представительство (комиссионерство)

Основные положения этого регулирования предопределяются той особенностью косвенного представительства, что права и обязанности, созданные косвенным представителем (комиссионером) по поручению и за счет косвенного представляемого (комитента), на некоторое время повисают на комиссионере (представителе) или в течение некоторого времени входят в состав его имущества.

Пусть это время обычно небольшое, но даже в его продолжение с имуществом комиссионера может произойти ряд пертурбаций, от которых ни комитент, ни третьи лица — как к ним неприкосновенные и отношения не имеющие — по идее не должны были бы страдать.

Главная из таких пертурбаций — несостоятельность комиссионера.

Должны ли права, приобретенные им (или за счет) для комитента, попадать в конкурсную массу комиссионера? Очевидно, нет.

Именно этим соображением — стремлением дать защиту комитенту и третьим лицам — и обусловлены особенности, кодифицированные в Принципах Ландо.

Понятие косвенного представительства и общее правило о его правовых последствиях содержатся в ст. 3:301 Принципов.

Правовые последствия, конечно, очевидны — это возникновение правоотношений между третьим лицом и представителем (комиссионером), но не представляемым (комитентом), если иное не установлено самими Принципами.

Понятие же очевидно не совсем, ибо под представительством косвенным здесь понимается не только комиссионерство как таковое (то есть случай, когда комиссионер возможно даже и сообщает третьему лицу имя комитента, но подчеркивает, что действует от собственного имени), но и случаи скрытого представительства.

Из общего правила, согласно которому косвенное представительство не создает юридических отношении непосредственно между представляемым (комитентом) и третьим лицом, должно существовать, как минимум, одно исключение — несостоятельность косвенного представителя (комиссионера).

Принципы дают два: (а) несостоятельность и (b) существенное нарушение; последнее может иметь место в отношении (b1) комитента или (b2) третьего лица; соответственно, тем, кто будет заинтересован разрушить правоотношения с комиссионером и перечти на отношения непосредственные, может оказаться или комитент, или третье лицо.

Отсюда — две материальные статьи об исключениях из общего правила:

  • о случае, когда несостоятельность комиссионера или его существенное нарушение сказались на комитенте и
  • об аналогичных случаях, но мешающих жить третьему лицу, написанные почти «зеркально».

Нетрудно предугадать и содержание этих статей: пострадавший от несостоятельного или неисправного комиссионера должен получить два права:

(а) потребовать от комиссионера обеспечить ему непосредственный контакт с контрагентом (третьим лицом или комитентом), сообщив его имя (наименование) и адрес, и

(б) потребовать от контрагента того, что он мог требовать от комиссионера.

Согласно Принципам Ландо эти права реализуются путем уведомления о соответствующем намерении, направляемого инициатором посреднику и комитенту (или третьему лицу — в зависимости от того, кто осуществляет право).

По получении такого уведомления третье лицо или представляемый утрачивают право производить исполнение посреднику» — предписание, весьма напоминающее норму о цессионной денунциации (уведомлении должника об уступке требования).

Возражения при прекращении косвенного представительства

Отдельного обсуждения требует не вполне очевидный с точки зрения своего решения вопрос о распределении возражении при реализации пострадавшей стороной права на прекращение косвенного и представительства и установлении непосредственных отношении с контрагентом.

Принципы Ландо решили его так: если комиссия «разваливается» по инициативе комитента, то третье лицо, к которому тот может обратиться с требованием об исполнении, получит право выдвигать против него только те возражения, которые оно могло бы использовать против комиссионера, и оно не вправе выдвигать ни своих личных возражений, ни тех, которые мог бы выдвинуть сам комиссионер (из договора комиссии).

Если же дело обстоит наоборот и комиссия прекращается по инициативе пострадавшего от комиссионера третьего лица, то комитент, столкнувшись с его непосредственным требованием, вправе будет воспользоваться уже двумя типами возражений.

Во-первых, теми, которые он мог бы использовать против комиссионера, а во-вторых — теми, которыми мог бы воспользоваться сам комиссионер, предъяви к нему требование это третье лицо, однако по-прежнему не может пользоваться своими личными к третьему лицу возражениями.

Возможны три мыслимых типа возражений:

(1) непосредственные личные (третьего лица — комитенту или наоборот, в зависимости от случая);

(2) возражения третьего лица (или комитента) против комиссионера и

(3) возражения комиссионера против комитента (или третьего лица).

Ну, почему нельзя пользоваться возражениями непосредственными и личными — это понятно: ни одна из сторон не рассчитывала на установление непосредственной правовой связи и, стало быть, не намеревалась ими пользоваться.

А почему же такая разница в судьбе возражений комиссионера?

Просто потому, что это разные по своей сути возражения.

Возражения комиссионера третьему лицу (правая часть схемы) основываются на сделке, из которой возникло предъявляемое последним к комитенту требование, — логично, что оно остается неразрывно связанным с такими возражениями.

Возражения же комиссионера комитенту (левая часть схемы) проистекают из договора комиссии, в котором третье лицо не участвует и ни на что из этого договора, стало быть, ссылаться не может.

В том числе на возражения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *