сингулярное правопреемство, сингулярное правопреемство это, что такое сингулярное правопреемство, сингулярное правопреемство по унидруа, сингулярное правопреемство в принципах унидруа

Принципы УНИДРУА: сингулярное правопреемство

Сингулярное правопреемство – это замещение правопреемником своего предшественника только в тех отношениях, для которых правопреемство специально оговорено (в противовес правопреемству универсальному, означающему полное исключение правопредшественника из прежних отношений и переход всех прав и обязанностей в них к иному лицу).

Разумеется, что такое сингулярное правопреемство, знает не только законодательство российское. Этот вопрос не оставлен без внимания и точечно проработан и в Принципах УНИДРУА.

Вопросам сингулярного правопреемства в обязательствах Принципы посвящают главу 9, которую делят на три раздела:

Эти нормы в основном соответствуют началам, которые утвердились в российском законодательстве и практике его применения, отличаясь от них не столько содержанием, сколько немножко более тонкими и правильно расставленными акцентами.

Так, при общей презумпции допустимости уступки всякого вообще требования Принципы немедленно ограничивают уступку требований исполнения, иного, чем уплата денег, требований, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника, и, кроме того, устанавливают, что они не применяются к уступке прав из ценных бумаг и других подобных документов, а также прав в составе действующих предприятий.

Практическое значение норм первого раздела главы 9 ограничивается едва ли не одними денежными требованиями договорного происхождения.

Если уж все в порядке с предметом, то тут сфера применения раздела самая широкая — он применяется к уступкам как в порядке отчуждения, так и в целях обеспечения, то есть в рамках факторинга, как полностью, так и частично, как существующих, так и будущих, как определенных, так и определимых (ко времени перехода) требований, в том числе уступкам, совершенным вопреки ограничивающему соглашению первоначального кредитора и должника.

Будь подобные правила в российском ГК, современная правоприменительная практика по цессии сформировалась бы куда быстрее и без тех издержек, с которыми такое формирование происходило.

Из других норм, незнакомых нашему ГК, нужно отметить небольшие отступления от основополагающего принципа цессионного права, согласно которому уступка требования не может ухудшать положения должника.

Может, и еще как.

Одно из таких отступлений — то, как Принципы игнорируют соглашение, ограничивающее уступку — мы уже видели.

Другое содержится в статье 9.1.8, которая предоставляет должнику право потребовать компенсации любых дополнительных расходов на исполнение, вызванных уступкой, с цедента или с цессионария (но не с того и другого вместе?), по своему выбору.

Тем самым статья обязывает должника принять на себя любые (кроме чрезмерно обременительных) расходы такого рода, по крайней мере, на некоторое время (вплоть до их компенсации).

Заслуживает внимания весьма подробная статья 9.1.15 Принципов, расписывающая основания ответственности цедента перед цессионарием — ее рекомендуется изучить самостоятельно и сравнить со ст. 390 ГК РФ.

В области проблематики, связанной с заменой должника, обращает на себя внимание п. (b) статьи 9.2.1 Принципов, признающий возможным производство такой замены на основании соглашения не только о переводе долга, как это имеет место у нас (ст. 391, 392 ГК РФ), но и о его уступке.

Отличительная черта его — в заключении между новым должником и кредитором, то есть без какого бы то ни было участия (согласия) старого должника — только с его уведомлением.

Напротив, соглашение о переводе долга заключается, как это известно, между должниками (старым и новым), а потому требует согласия кредитора.

Далее, заслуживают внимания ст. 9.2.5 и 9.2.6 Принципов, трактующие об институтах, соседствующих (смежных) с заменой должника.

Это — с одной стороны, (а) освобождение кредитором должника от обязательства, сделанное под условием вовлечения в него должника нового, и с другой — (b) вовлечение должником третьего лица в обязательство в качестве еще одного должника (содолжника).

В последнем случае кредитор вправе предъявить требование к любому из содолжников по правилам о дебиторской солидарности.

В первом же — вправе вернуться к прежнему должнику только при условии нарушения обязательства должником новым.

При этом обеспечение, утратившееся актом освобождения первоначального должника от долга, актом такого возврата к нему, очевидно, не восстанавливается, а вот обеспечение, предоставленное новым должником, очевидно, утрачивается.

Раздел об уступке договоров соединяет в себе нормы, регламентирующие сингулярное правопреемство и в требованиях, и в долгах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *