принципы унидруа о представительстве, принципы унидруа о заключении договора через представителя, принципы унидруа заключение договора через представителя, заключение договора через представителя согласно принципам унидруа

Принципы УНИДРУА: заключение договора через представителя

Нормы Принципов УНИДРУА, представленные в русскоязычных изданиях, изобилуют терминами «представитель», «представительство».

Перевод этот не совсем точен, что очевидно уже из статьи 2.2.1, определяющей, что соответствующий раздел применяется независимо от того, действует представитель от своего имени или от имени принципала.

По российскому праву такая постановка вопроса невозможна, ибо понятие о представителе предполагает совершение им юридических действии только и исключительно от имени представляемого.

Представитель, действующий от своего имени, — не представитель. Поэтому более точным был бы перевод английских слов «agent», «agency», соответственно, как «агент» и «агентирование» — благо, по нормам Гражданского кодекса Российской Федерации агент действительно может действовать как от имени принципала, так и от своего имени.

В крайнем случае можно было бы применить юридически нейтральные термины типа «посредник», «посредничество».

Тем не менее, поскольку данный перевод является у нас в России общепринятым и, кажется, вообще единственным, мы сохраним его терминологию.

Полномочия прямые и подразумеваемые

Предоставление принципалом полномочий представителю может быть прямо выражено (express) или подразумеваться (implied).

Представитель обладает полномочиями совершать любые действия, необходимые в конкретных обстоятельствах для достижения целей, в связи которыми полномочия были предоставлены.

В данном случае имеется в виду необходимость юридическая, определяемая соображениями добросовестности и разумности.

Подразумеваемые полномочия существуют всякий раз, когда намерение лица снабдить агента полномочиями может следовать из поведения этого лица (например, поручения ему конкретной задачи) или других обстоятельств дела (например, из условий официального разрешения практики совершения сделок данными лицами или практики ведения ими общей торговли).

Пример 1. B назначает A управляющим многоквартирным домом. A получает подразумеваемое полномочие заключать договоры сдачи отдельных квартир в краткосрочную аренду.

Пример 2. Грузовладелец B сдает груз капитану A для перевозки в страну X в течение 10 дней. На третий день навигации корабль получил повреждение и вынужден был зайти в ближайший порт для ремонта. A обладает подразумеваемым полномочием выгрузить груз и предать его другому капитану для доставки в пункт назначения на другом судне.

Внимательные читатели и слушатели, несомненно, вспомнят, что понятие о подразумеваемых полномочиях мы уже встречали, когда говорили о Конвенция УНИДРУА о представительстве при международной купле-продаже товаров (Женева, 17 февраля 1983 г.).

Главное не в том, было ли полномочие на самом деле дано, а в том, были ли у третьего лица достаточные основания полагать, что перед ним лицо, действующее как представитель (агент, уполномоченный) на чужой счет и, быть может, от чужого имени.

Принципы УНИДРУА распространили это начало на представительство при заключении любых международных коммерческих договоров со следующим уточнением: в подобном заблуждении третьего лица принципал должен быть хоть сколько-нибудь виноват.

Представительство открытое и скрытое

Открытое (в переводе А. С. Комарова — «раскрытое», что точнее соответствует англ. «disclosed» — «открытое» было бы «opened», — но уж больно странно смотрится с точки зрения русского языка) представительство — это наше стандартное представительство, при котором третье лицо точно знает, что его контрагент — это всего лишь представитель, действующий от чужого имени, причем имя последнего (представляемого, принципала) третьему липу так же точно известно.

Наряду с представительством открытым Принципы УНИДРУА признают существование еще и представительства скрытого («agency undisclosed»), при котором третье лицо не знало и не должно было знать, что представитель действовал в данном качестве, то есть в качестве представителя.

Возникающие в этом случае правоотношения могут связать третье лицо только с таким представителем, даже если таковой действовал в пределах полномочий.

Соображение здесь очень простое: договор толкуется согласно намерениям его сторон, а в намерения третьего лица, не знавшего о том, что его контрагент действует от имени и за счет принципала, никак не могло входить вступление в правоотношения с этим последним.

Последующее раскрытие факта представительства ситуации не меняет.

Исключение составляют случаи заключения представителем договора за счет определенного предприятия: третье лицо, [впоследствии] обнаружив действительного собственника предприятия, вправе также осуществлять в отношении последнего те же права, что и в отношении представителя.

Нечто подобное есть в ст. 1054 ГК РФ о негласном товариществе — норме, смысл и значение которой весьма слабо представляют себе даже ученые.

Псевдопредставительство

Под не совсем юридическим термином «псевдопредставительство» мы будет подразумевать действия от чужого имени за пределами или без полномочий.

Убытки от подобных действий падают на того, кто хоть сколько-нибудь в них виноват.

Откуда такие убытки возьмутся?

Из разрушения ожидании третьего лица вступить в правоотношения с принципалом, ибо действия без полномочий или с их превышением не влияют на правовые отношения между принципалом и третьим лицом.

На кого их следует возложить по общему правилу?

Очевидно, на псевдопредставителя, ибо уж кто-кто, а он-то всегда точно знает (ну или, по крайней мере, действуя разумно и осмотрительно, должен знать) о том, входят ли его действия в рамки предоставленных ему полномочий или нет и имеются ли такие полномочия вообще.

Именно из этих соображений исходят Принципы УНИДРУА, когда обязывают псевдопредставителя возместить третьему лицу убытки с тем, чтобы последнее оказалось в том же положении, как если бы представитель действовал, имея полномочия и не превышая их.

Из этого общего правила существуют два исключения, а именно:

(а) действия принципала таковы, что у третьего лица разумно возникает убеждение, что представитель имеет полномочия действовать от имени принципала и действует в пределах своих полномочий;

(b) третье лицо знало или должно было знать, что представитель действовал без полномочий или с превышением полномочий, то есть не только не имело намерения связывать себя договором с принципалом, но и, напротив, имело намерение противоположное.

В первом случае правоотношения возникают между третьим лицом и принципалом, и последний — если нарушит свое обязательство перед третьим лицом или попытается отказаться от договора — будет нести ответственность за возникшие у третьего лица убытки.

Во втором — третье лицо будет связано правоотношениями в соответствии со своим намерением, то есть с псевдопредставителем и, соответственно, примет на свой счет все убытки, если таковые из этого обстоятельства каким-либо образом у него возникнут.

Передоверие

Согласно Принципам УНИДРУА, наличие у представителя возможности передоверить исполнение данного ему поручения подразумевается, но лишь в отношении тех действий, совершения которых от представителя нельзя было бы разумно ожидать.

Разработчики Принципов отмечают, что подобные ситуации могут быть связаны с необходимостью совершения представителем действии на территории, значительно отдаленной от места его обычной коммерческой деятельности, или же таких действий, совершение которых требует привлечения специалистов.

Пример. Китайский музей В поручает своему лондонскому арт-дилеру А купить определенный лот греческой керамики, продаваемой на частном аукционе в Германии.

А обладает подразумеваемым полномочием назначать немецкого субагента S для того, чтобы тот [а] приобрел товар на аукционе в Германии и [b] отправил его в музей В [в Китай].

Но если при тек же обстоятельствах В не указывает конкретный лот греческой керамики, который надлежит приобрести на аукционе в Германии, полагаясь на опыт А как специалиста, способного подобрать наиболее подходящий из предметов, предложенных к продаже, то B ожидает, что A сделает покупку на аукционе сам.

Но как только A это сделает, то может назначить субагента S, чтобы тот отправил покупку B.

Российский подход к институту передоверия слишком хорошо известен, чтобы быть предметом сколько-нибудь подробного комментария.

Передоверие может быть либо прямо разрешенным, либо вынужденным силою обстоятельств, причем в последнем случае доверенность не должна запрещать передоверия.

Ни о каком подразумеваемом полномочии передоверия по нашему ГК речи и быть не может.

В международной торговле, где необходимость в передоверии возникает особенно часто, об этом необходимо точно помнить и, соответственно, всячески избегать оформления полномочий по российскому ГК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *